Декоративный дневник

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Фёдор Шехтель

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://dm-realty.ru/Articles/Article.as … cleID=1245

Федор Шехтель и его творения
Федор Шехтель оказался самым ярким и плодовитым мастером стиля модерн в Москве. Он проявил потрясающую фантазию в использовании новых конструкций и методов оформления интерьеров. Недаром сегодня Шехтель по праву считается отцом московского модерна. Построенные им здания во многом определили внешний вид старой Москвы. Работоспособность Шехтеля была просто фантастическая. Он мог работать без устали до 20 часов в сутки.
Нельзя обойти вниманием особняк Дерожинской в Пречистенском переулке, где сейчас располагается австралийское посольство. Госпожа Дерожинская — оперная дива, капризная и эксцентричная — хотела иметь необычный и неповторимый дом. Так появились огромные, до пола, окна, башня, венчающая тяжелый лишенный острых углов фасад, и гордость особняка — эксклюзивный громадный камин, равного которому в Москве не было. Включенная в ансамбль здания фигурная ограда из металлических стилизованных листьев, причудливо выгнутых, привлекает внимание к особняку.
Над зданием Художественного театра в Камергерском переулке Шехтель трудился почти бесплатно. Фасад здания украшает ряд фонарей в стиле модерн. Впечатляют и двери нестандартных размеров, выполненные из качественной древесины, и даже дверные ручки необычной формы. Шехтель, продолжая творить в стиле модерн, вводит в проекты элементы декора, называемые неорусскими, все больше усложняя отделку. Пример тому — Ярославский вокзал.
Дом с выставочными залами промышленника П. Смирнова на Тверском бульваре, 18 (1903), типография Левенсона в Трехпрудном переулке, 3 (1900), а также особняки на Большой Садовой, 4, и в Ермолаевском переулке, 28, до сих пор украшают столицу. Знаменитый «Боярский двор» на Старой площади — тоже творение Федора Шехтеля. Трудно перечислить все работы Шехтеля в Москве. Кроме того, многие проекты были осуществлены в других городах России.

Советское время
Федор Шехтель искренне пытался адаптироваться к новой жизни и стать нужным советской стране. Среди его последних работ — грандиозные проекты моста и электростанции Днепрогэса, завода в Болшеве и многие другие. К сожалению, эти проекты остались неосуществленными. Был построен лишь павильон Туркестана на ВДНХ в 1923 году.
Шехтель не эмигрировал, хотя из-за границы поступали заманчивые предложения.
В 1918 году архитектора с семьей выселили из особняка на Большой Садовой. Он скитался по коммунальным квартирам до самой смерти в 1926 году. Шехтель тяжело болел, голодал и бедствовал, но продолжал упорно работать. «Я строил Морозовым, Рябушинским, Фон-Дервизам — и остался нищим. Глупо, но я чист», — искренне говорил он.
«Жизнь коротка, искусство вечно», — этим словам он следовал до конца. И сегодня имя Осипа Шехтеля стоит в одном ряду с именами самых знаменитых русских зодчих. По его проектам изучают историю и классику архитектуры. На звездной карте неба есть малая планета, названная в честь архитектора.

Ирина ОЛЕЙНИК

2

Дом контрастов

Особняк Дерожинской в Москве, в котором вот уже почти 50 лет находится посольство Австралии, напоминает обитель призраков Серебряного века, вдохнувших в интерьеры поэтическую романтику и декадентскую тревогу. Федор Шехтель, известный русский архитектор, был вдохновлен на его сооружение во время прослушивания Первой симфонии с хоровым финалом-апофеозом Александра Скрябина. Рожденный под звуки музыки особняк стал символом стиля модерн, синтезирующего все виды искусства.

http://dm-realty.ru/articles/content/11858/gugugu.jpg

На пороге.

Готическая неприступность. Символика ар-нуво. Аристократическая роскошь. Вот что ждет гостей посольства за массивной, мелодично поскрипывающей дверью, украшенной снаружи металлическими инкрустациями, а внутри — огромной ручкой в форме паука. Каждая деталь особняка Дерожинской тщательно продумана. Красивый орнаментальный забор, окружающий дом, символизирует паутину, которая опутывает замок нового поколения, словно какой‑то живой организм.

Металл и дерево. Дерево и стекло. Стекло и металл. На этих комбинациях Федор Шехтель сделал акцент. Они заполняют все пространство особняка, подчеркивая его величественность. Высокие панели из красного дерева как будто соединяют в единое целое Cредневековье и ампир. Прямые или чуть закругленные линии, дорические фризы и порталы, строгие рельефы и инкрустации… На их фоне органично смотрятся живописные панно и городские пейзажи, которыми украшены чуть ли не все помещения, начиная с парадной.

Мебель в интерьере почти незаметна. Она является логическим продолжением идеи пространства. Выполнена в тон деревянным панелям. Выбор палитры ограничен. Федор Шехтель использует лишь осенние тона: красный, темно-зеленый, оливковый, болотный, оранжевый, серый. Никаких контрастов. Цветовая гамма проста и лаконична.

Особый колорит обстановке парадной придает мягкое освещение, которое достигается за счет нескольких настенных шарообразных ламп и двух торшеров в виде золотых спартанских подставок-треног для олимпийского огня. По задумке архитектора они должны выситься у входа в гостиную.
 
Ансамбль парадной завершают щитовидное окно и напротив него встроенное в деревянную панель зеркало. Их основное назначение даже не столько освещение, сколько создание пространственной иллюзии. Композицию, расширяющую помещение, дополняют аксессуары. Темно-зеленые шторы в вертикальную полоску, визуально поднимающие потолок. Ковер с тонким геометрическим орнаментом, продолжающим рисунок паркета. Письменный столик строгой прямоугольной формы, с декоративной ножкой-перегородкой по центру. Полукруглый стул с гнутой спинкой, украшенный точеными стойками и перекладинами. Журнальный столик, по форме напоминающий цилиндр, на котором стоит почти неприметная шлифованная хрустальная ваза. Все эти элементы делают московский модерн — именно в данном стиле выполнен интерьер особняка — изящным и утонченным. Благодаря отсутствию растительных орнаментов парадная смотрится очень современно. Федор Шехтель в 1901 году значительно опередил время, сделав помещение одновременно роскошным и функциональным.

Гостиная

В главной комнате особняка Роберт Тайсон, посол Австралии, обычно принимает гостей. Здесь проводятся презентации, фуршеты и пресс-конференции. Например, одна из последних встреч была посвящена открытию Австралийского кинофестиваля. Гламурная публика, изысканные блюда и напитки, разговоры об искусстве — вот какая атмосфера царит в особняке Дерожинской сегодня. Господин Тайсон приходит на мероприятия заблаговременно, чтобы рассказать гостям историю этого старинного здания.

Оказывается, здесь, в гостиной, самое большое в России щитовидное окно. Его высота достигает 20 м. Свет, который так важен для создания уютной обстановки, архитектор возвел в ранг одного из самых главных декоративных элементов наравне с красным деревом. За счет него оживляется цветовая мелодия, звучащая всюду: коричневый, зеленый, оранжевый, охристый и красный перестают казаться мрачной фантазией дизайнерского ума и приобретают свой, ни на что не похожий колорит.

Напротив окна — главное украшение гостиной — камин, сделанный по эксклюзивным чертежам Федора Шехтеля.

Красное дерево в сочетании с мрамором и позолотой создают эффект эклектичности. Орнаментальные барельефы и контррельефы по дереву напоминают об эпохе Средневековья, пользовавшейся популярностью в России Серебряного века. А мраморные рельефы возвращают нас в античность. Смешение стилей дает прекрасный результат: несмотря на визуальную сдержанность декоративной композиции и скромность палитры, камин превращается в произведение искусства, сравнимое разве что с музейными экспонатами Эрмитажа и Лувра. Расположение этого предмета интерьера напротив окна символично. По задумке Федора Шехтеля гостиная особняка должна была представлять собой дорический храм. Пространство четко разделено на зоны — нефы. На месте алтаря, на востоке, — камин. На западе — то самое огромное окно, олицетворяющее вход в священное место. Однако каменные рельефы и фрески, которыми украшали стены и потолки дорических храмов, архитектор решил заменить деревянным убранством. Красным деревом декорировал не только стены, но и потолок. Изящные кованые люстры, выдержанные в стиле модерн, подчеркивают его роскошь. Позолоченный металл абажура в сочетании с молочно-белым шлифованным стеклом, обрамляющим лампочки, словно подсвечники, делает дизайн гостиной уникальным.

Мебельное убранство самой большой комнаты особняка весьма скромное. Ни одно кресло или диван не контрастируют со стенами. Наоборот, предметы интерьера органично дополняют пространство, не выбиваясь из него. Три простых и лаконичных по дизайну дивана сделаны из экологически чистых материалов: красного дерева и шелка. Обивка трехцветная (темно-зеленый, бордовый, грязно-желтый), повторяет рисунок (полоска) штор парадной. Для удобства гостей на диваны положили однотонные подушки: красные, серые и бордовые.
Кресла столь же сдержанные, по форме напоминают классические троны египетских императоров: плавные линии, округлые формы, невысокие спинки. Но они гораздо удобнее. Федор Шехтель решил добавить к этим предметам интерьера обивку: двухцветную, красно-коричневую.

Практически все тумбочки, журнальные столики и полки встроены в деревянную стену. Сливаются с ней в единое целое. Это традиционный прием стиля модерн, позволяющий избежать перенасыщенности деталями и освободить место для эксклюзивной мебели.

Шедевром дизайна начала XX века считается двухсторонний стол, находящийся близ камина в гостиной. У него две круглые столешницы, соединенные асимметричными ножками. Его иногда используют во время фуршетов. Но чаще он выполняет чисто декоративную функцию.

Рояль в гостиной напоминает о Викторианской эпохе: черный цвет, массивные, выполненные в форме амфоры ножки, металлические украшения. Правда, играют на инструменте далеко не каждый день… Чаще его используют для экспозиции фотографий в изящных рамках и антикварных шкатулок.

Аксессуары

Интерьер особняка Дерожинской приобрел австралийский национальный колорит с того момента, как в нем обосновался посол. В декорировании комнат аксессуарами архитекторы, работающие в стиле модерн, не принимали участия. Так что сохранились только настенные лампы и торшеры, которые выбирал Федор Шехтель (они точно такие же, как и в парадной).

В гостиной можно увидеть картины современных австралийских и российских художников, небольшой телевизор, пару стеклянных ваз со свежими цветами и сувениры. Блюдо с «золотыми» и «серебряными» фруктами разместили на подоконнике. Для фарфоровых подсвечников, которые остались после китайского посольства, нашлось место на столике рядом с телевизором. Австралийский флажок поставили на овальный журнальный стол в центре комнаты.

Особая гордость гостиной — шерстяной ковер с красно-зелеными растительными орнаментами. Ухаживают за ним как за отдельным произведением искусства.

3

Ярославский вокзал

Архитектура Ярославского вокзала весьма необычна. Первоначальное здание построено в 1862 году, а уже через сорок лет известный архитектор Ф. О. Шехтель заменил его новым, решенным в синтезе неорусского стиля и модерна. Оно искусно скомпоновано, оно сложно, но вместе с тем целостно.

http://dm-realty.ru/articles/content/6224/v4.jpg

В основе композиции лежит асимметричная группировка крупных и разных по форме и масштабу построек, свойственная древнерусскому зодчеству. Автор стремился придать зданию вокзала форму ворот на Север. Мощным широким входом, увенчанным крутой высокой «теремной кровлей» с большим гребнем, Ф. Шехтель выделил проход в главный пассажирский зал, соединенный с вестибюлем и аванзалом и обеспечивающий прямой проход к перронам. Вертикальному силуэту вестибюля вторит высокая левая башня с шатровым завершением, имеющая сходство с кремлевскими. Обе вертикали объединены двухэтажным корпусом, закругленным в углу. Кирпичная стена облицована глазурованной керамикой, в которой преобладают приглушенные травянистые цвета в сочетании с матовым белым. Строительство Ярославского вокзала вызвало восторженные отклики в прессе не только в царской России, но и за рубежом. Сохранились интерьеры с короткими толстыми колоннами и бронзовыми сказочными капителями. Именно при возведении Ярославского вокзала в качестве строительного материала впервые широко применяли железобетон и различные металлические конструкции.

Перрон Ярославского вокзала построен в 1910 году по проекту Л. Н. Кекушева. В 1940?х некоторые интерьеры вокзала перестроены архитектором А. Н. Душкиным. После второй реконструкции в 1995 году почти в два раза расширилась внутренняя площадь здания. Отремонтированы галерея, колонный зал, заново отделан потолок. зал ожидания перенесен на второй этаж.

В стиле модерн выполнены подвесные светильники, расположенные на перроне. Сейчас уже в двух залах находится целая оранжерея с живыми деревьями и цветами и небольшая картинная галерея. Для верующих появилась возможность помолиться об удачной поездке и поставить свечку за благополучное возвращение домой — открыта часовня Сергия Радонежского.

4

Особняк на Патриарших

http://dm-realty.ru/articles/content/3606/prud_4.jpg

За поворотом улицы — небольшой особняк (№ 28), построенный для себя архитектором Ф. О. Шехтелем. Над входом на золотистом мозаичном фоне выложены цифры «96» (дата строительства особняка) и латинские буквы S и N (Шехтель Наталья). Особняк составлен как бы из нескольких объемов и островерхими завершениями напоминает образ средневековой крепости-замка. Теперь в этом здании находится посольство Уругвая.

5

Выдающимся архитектором русского, московского Модерна был Федор Осипович Шехтель (1859-1926). Художник-эрудит, поэт и романтик, Шехтель использовал приемы стилизации. Его первый архитектурный шедевр – особняк 3. Морозовой в Москве (1893-1896). «Готический зал» особняка поражает ощущением подлинности средневековья. Панно в «готическом зале» созданы по рисункам М. А. Врубеля. Другие интерьеры оформлены в стилях Ампира и «четвертого рококо». Следующее произведение Ф. Шехтеля – особняк С. Рябушинского в Москве (1900-1902) – демонстрирует новую пластику, подобную французскому Ар Нуво. «Застывшая волна» лестницы особняка С. Рябушинского напоминает скульптуру, ее форма вызывает в воображении фантастическое чудовище, она изобразительна и абстрактна в одно и то же время. Невозможно сказать, где кончается конструкция и начинается декор, где плоскость стены переходит в рельеф, а рельеф – в скульптуру, витраж – в оконный переплет, а светильник – в перила лестницы. Орнаментально трактованная конструкция плавно перетекает в конструктивно трактованный орнамент; плоскость – в объем, а объем – в пространство. Это классика Модерна. Последующие работы Ф. Шехтеля в Москве демонстрируют влияние венской школы О. Вагнера. Таков стиль Московского Художественного театра – разработанный Шехтелем проект здания, его интерьеров, рисунок занавеса, включая «чеховскую чайку», светильники, геометрический орнамент, напоминающий античный меандр. Свой особняк Ф. Шехтель построил в неоклассическом стиле.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=7615

6

Особняк купца Е.И.Шаронова, Таганрог, 1912 г., автор мозаичных панно - М.Врубель.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/thumb/a/ad/Mus_Grad_01.jpg/300px-Mus_Grad_01.jpg

http://ug.ru/www.ug.ru/00.48/t20_2.jpg